furiouscat (furiouscat) wrote,
furiouscat
furiouscat

НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ И ПАРА ЗАМЕЧАНИЙ К ДОКЛАДУ WADA. СТАНИСЛАВ ЯКОВЛЕВ (Часть 2-ая).

А теперь, наконец-то, третий вопрос.

Итак, если околесица про кладовку понадобилась Родченкову, чтобы кричать о кошмарных фальсификациях с позиции их непосредственного исполнителя, к чему же тут тогда чекисты?

Да очень просто. Хорошо, дружочек, про фальсификации мы поняли – как сливал, как промывал, как подменял, солил, разбавлял. А как же ты вскрывал склянки?

«Ой, что вы, это совсем не я, это ФСБ вскрывало». Очень интересно – но как же их тогда вскрывало ФСБ? «А по щучьему велению. Вы же понимаете, это ФСБ! Силой мысли, видимо. Лубянские мудрецы – такие страшные люди…»

Это объясняет все. И почему спецобъект ФСБ никто не видел. И почему Родченков якобы работал в кладовке, а не заходил вместе с чекистом в спецобъект. И многое прочее.

Потому что спецобъект – это технология вскрытия склянок. А этой технологии, вместе со спецобъектом, просто не существует.

Склянки невозможно вскрыть. Только очень специальным приспособлением, которое ломает крышку надвое.

Схема устройства склянок опубликована в NYT. Это страшная схема – какие-то железные зубцы, цепляются за стеклянные зубцы, потом все это отпечатывается кольцом и разве что в бетон не заливается.

Родченков, который не совсем дурак, сообщил, что чекисты прежде всего интересовались кольцом, и нужно искать под ним какие-нибудь царапинки (потому что от взаимодействия металла со стеклом царапинки в принципе неизбежны).

Но докладчики нашли для этой проблемы еще более элегантное решение.

«Поскольку никто не знает, как чекисты вскрывали бутылочки, мы провели собственный эксперимент и убедились – бутылочки вскрыть можно. Переходим к следующему пункту повестки дня».

Погодите, но как же у вас это получилось? Расскажите! Не нам расскажите, а хотя бы Олимпийскому комитету. Экспертам по безопасности расскажите, которые эти бутылочки десятилетиями тестировали и ставили им высочайшие оценки.

А впрочем, расскажите и нам – тут международный скандал вообще-то, если вы заметили. Вы же всем добрым людям земного шара решили глаза на правду раскрыть – глаза раскрыты, но где же правда?

Нигде. «Вы нам что, на слово не верите?»

Погодите, это еще не все. Допустим, что крышечку теоретически можно снять. Но каковы доказательства, что кто-то снимал именно эти крышечки именно с этих скляночек? А вот они!

В общем, по списку подозреваемых и по наводке от Родченкова взяли девяносто пять бутылочек, из них репрезентативно выбрали одиннадцать, показали эксперту (какому?), и он на каждой крышечке обнаружил следы взлома. На всех одиннадцати, представляете?

Представляю, но не очень понимаю. Репрезентативная выборка – это когда на исследование набираются все скляночки: и те, которые под подозрением, и те, безупречность которых ослепительна и несомненна.

И если на плохих скляночках следы есть, а на хороших нет, из этого еще можно сделать какие-то предварительные выводы. А если каждая скляночка имеет собственные marks and scratches – то вся теория большого взлома рассыпается прахом.

Потому что это не взлом, это система так устроена. Что невозможно воспользоваться баночкой, не оставив на ней scratches. А если возможно, тогда где же он – убедительный пример девственно непорочной положительной склянки?

А все там же. Нигде. Мы же сказали – репрезентативно. Неужели вы опять не верите нам на слово?

Хорошо. Допустим, что следы взлома. Но как можно вскрыть скляночку и снова ее запечатать, чтобы всех следов осталось – только вот такие царапины, которые без микроскопа даже не увидишь?

«Вот зануда», печально вздыхает автор доклада. «А ты просто поверь наконец на слово хорошим людям, а конспирологией заниматься плохо и стыдно».

Но если кто-то здесь и занимается конспирологией, то я – в самую последнюю очередь.

Знаете, почему «репрезентативная выборка» в этом докладе означает ограниченный и пристрастный отбор? Потому что с реальной репрезентативной выборкой докладчик уже наигрался.

Родченков же, как последнее доказательство того, что он не врет, объяснял, что хорошую мочу иногда обрабатывал водой, а иногда солью. Для лучшей убедительности в совпадении анализов.

Возбудившийся Макларен объявил охоту на соленую мочу. Выбрал тридцать две колбы на основании удельной плотности содержимого и/или наличия следов взлома. И, видимо, от переизбытка наглости позвал в свидетели официальных представителей олимпийского сообщества.

А официальные представители сообщества сказали – мужчина, вы, конечно, интересными вещами занимаетесь, но добавьте еще хотя бы штук восемь случайно выбранных анализов, нас же засмеют.

Мужчина добавил. Результат превзошел все ожидания.

На сорок штук анализов – с нездоровым содержанием соли оказались шесть. Но только два из них из колбочек «со следами взлома». То есть либо «следы взлома» не доказывают взлома. Либо повышенное содержание соли в моче олимпийских спортсменов – не то чтобы совсем обычное дело, но и ничего удивительного. И Родченко к этому отношения не имеет.

Тут еще большая странность, что соль у Родченко была обычная, поваренная, в докладе так и написано: table salt. Хлорид натрия.

А соли, которые в моче, они вроде бы про другое – улаты, фосфаты, оксолаты, и связаны прежде всего не с солью, а со щавелевой кислотой, которой очень-очень много во всяких там овощах (да, употреблять одни только овощи тоже вредно, если вы не знали). Но тут уверенно говорить не могу, я не химик.

Тем не менее: шесть случаев солей на сорок склянок при двух «подозрительных» из шести не доказывают ничего, кроме того, что Родченко пустозвон. Больше докладчик Макларен официальных лиц на свои эксперименты не звал и почти что жалобно резюмировал:

The Laboratory analytical analysis has established that some samples had salt levels in excess of what can be found in a healthy human urine analysis, thereby confirming interview evidence that salt had been added.

(Аналитический лабораторный анализ установил, что некоторые образцы имели уровень соли сверх того, что можно найти в анализе мочи здорового человека, тем самым подтверждая устные свидетельства о том, что соль была добавлена – ред.)

Да что ты говоришь. Во все шесть была добавлена? Или ни в один? Или только в два, но как объяснить оставшиеся четыре? Нет, я не отстану. Хамить не надо, Макларен, врать не надо по телефону.

Однако именно с колбочками господин докладчик просчитался больше всего. Тут ведь такое дело. Производитель этих колбочек восстал.

Благородная швейцарская леди с семейным многолетним бизнесом и безупречной репутацией. Леди требует объясниться. И почему-то мне кажется, что до правды она докопается обязательно.

«Честно говоря, мы все слегка лишились дара речи», – сообщила миссис Берлингер. «Мы ощущаем серьезную поддержку. Никто не может поверить в это».

Реакция леди опубликована в издании The New York Times. В том же самом, где выступал Родченков. Российским медиа какая-то мутная Берлингер вполне ожидаемо не интересна.

Но все-таки, третий вопрос: что там со стеклотарой?

Мои ответы простые. Родченков врет. Не знаю, в каждом слове врет или выборочно, но про события в Сочи – как сивый мерин. Макларен старательно подгоняет под его вранье умозаключения анонимных экспертов.

Которые умозаключат либо вообще на посторонние темы, как с тем допинг-вискарем. Либо в принципе не заморачиваются насчет обоснования резонности своих выводов.

Единственный раз, когда Макларену пришлось сыграть честно – на репрезентативной выборке с солями – он прокололся вдрызг и сам себя опроверг.

Зачем это нужно Родченкову – тем более понятно. Он раскручивает скандал, в качестве единственного доказательства предъявляя себя самого. Но доказательство шаткое, поэтому, когда встает вопрос о пробирках, на сцене появляются секретные чекисты. Достоверно разъяснить которых невозможно, поскольку на то они и секретные.

В качестве последнего козыря Родченков использует аргумент про соленую мочу, прекрасно понимая, что для спортсменов это не такой уж редкий случай. Даже не каждый десятый. Обязательно найдется соленая.

Но это мои ответы, я конспиролог и никому их не навязываю.

Удивительно другое: что вопросы, кажется, вообще никто не задает. Во всяком случае в российском информационном поле. А те вопросы, которые задают с Запада, дорогие россияне презрительно игнорируют – они им картину мира портят.

В российской картине мира гораздо больше выходит веселья и популярности, если наперегонки сочинять бодрые колонки про мочу в плену у ФСБ.

Нет, это пожалуйста, но когда вы в следующий раз придумаете выступать с позиции уникальных интеллектуальных творческих коллективов, единственных, кто несет в неблагодарный противный народ чистый свет правды, прогресса и просвещения, вы там хоть икайте иногда немного в локоть, что ли, а то ведь невозможно уже.

Ах да, чуть не забыл.

«Эксперты не смогли подтвердить присутствие отпечатков пальцев или ДНК доктора Родченкова на каком-либо из образцов бутылок с пробами Б».

Прямая цитата из доклада. Страница 73. Родченков вообще никак не контактировал с этими склянками. Но кого волнует, действительно.

Как писал в таких случаях дружище Спайдер: I hate it here.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments